Игра для смартфона меняет мир на глазах

Дополненная или аугментированная реальность теперь становится привычной, а любые повседневные процессы игрофицируются.

Наверное, уже многие слышали об игре Pokemon Go. Эта игра для смартфонов уже меняет мир на глазах. И это не просто пафосные слова: дополненная или аугментированная реальность теперь становится привычной, а любые повседневные процессы игрофицируются.

Вкратце об игре можно почитать во многих местах, но мы изложим суть в двух словах. Есть ваш смартфон, на котором необходимо наличие камеры и GPS. Вы скачиваете приложение, включаете камеру, и тут на экране смартфона, внутри той реальности, которую отображает камера, появляются покемоны. Алгоритм достаточно прост: анализируя ваши привычные маршруты по GPS (опустим вопросы про допустимость подобной слежки, в эпоху, когда вы передаете ваши личные данные чуть ли не каждый день - это уже давно меньшее из зол), приложение дополняет реальность определенными покемонами, причем располагая самых редких в тех точках, которые достаточно далеки от вас. Фишка в том, что пока вы, условно говоря, не залезете с телефоном под кровать, вы не узнаете, есть ли там покемон, или нет. По задумке, приложение должно было стимулировать людей посещать редкие места, путешествовать и т.д.

Игра стала не просто хитом, она уже почти догнала по популярности твиттер, а она вышла только в США, Австралии и Новой Зеландии. Вы представляете, что будет, когда она выйдет в Европе и Азии? Медиавирус, связанный с этой игрой, мгновенно выходит в топы новостных агрегаторов, появляются уже вывески кафе, рассчитанные на фанатов этой игры, есть даже уже первые мошенники. Но не это всё самое главное.

А самое главное - это те этические вопросы, которые этот феномен уже поднял. А частности, покемон есть в Аушвице, в музеях, посвященных Холокосту, на кладбищах, церквях и даже во время родов жены. Страдают и обычные люди: возле некоторых домов в США рандомно появлялись т.н. Покеслоты, места, где люди могут прокачивать своих покемонов. Представляю жуткое зрелище американских жителей, когда ты с утра у своего дома обнаружил толпу людей со смартфонами. Даже Энтео уже подсуетился, органично встроившись в общий спектакль, заявив, что покемонов следует убрать из церквей, и что он якобы уже написал самим Nintendo.

Итак, с одной стороны мы имеем дополненную реальность, игрофикацию повседневности, а с другой проблемы исторической памяти, проблемы унификации всего мира в одно большое бессмысленное времяпрепровождение. Уже раздаются голоса о недопустимости превращения всего в одну большую гонку за покемонами, но мы-то знаем, это уже необратимый процесс. Ведь эти игроки - они же не делают ничего плохого (да им и неважно это вообще), и это их главный и неоспоримый аргумент. Действительно, они же никого не убивают, они вообще физически мало контактируют друг с другом. Но в этом и парадокс, благодаря такой небывалой до современных технологий деятельности, нивелируется вообще возможность различать. Новый мир - это мир, где нет вопросов об "этичности" и "ответственности". Даже если задуматься на секунду, вот собралось некое общество для изучения философии, например, а половина пришедших, оказывается, пришла для того, чтобы поймать покемонов в "закрытых" для них ранее территориях. Здесь нет смысла, нет и бессмысленности (т.е. нигилизма и ему сопутствующего), это просто процесс, игра. И в этом процессе общего растворения можно так приятно закрыть глаза и просто плыть.

Postbellum