Евразийская интеграция: возможен ли выход из тупика?

СНГ «сдулся», ЕАЭС – буксует, а дальше то - что?

В последние годы уже стало совсем очевидно, что дела в евразийской интеграции на постсоветском пространстве идут не лучшим образом. В экономике абсолютно всех стран – участниц ЕАЭС наблюдаются известные трудности, причём, не, только из-за санкций стран Запада против РФ; временами между странами – участницами союза вспыхивают таможенные войны и иные подобные конфликты. И, в научной сфере наблюдаются крупные нелады: есть мнение, что наука в ЕАЭС фактически умерла [1]. Технотронного оазиса из Евразийского экономического союза определённо не получилось - наоборот, страны оного объединения превратились в территорию для устаревших технологий и стали рынком сбыта самой низкопробной продукции: например, «свыше 60 процентов электротехнической продукции, которая совершенно легально продается в белорусских магазинах, опасна для жизни» [2].

Или, вот ещё тема, подымаемая периодически: почему ЕАЭС фактически выпал из информационного пространства? Неужели, только из-за превращения ЕАЭС в «обыденность» (М. Шибутов) [3]? Или, всему виной - «болезни роста» (Р. Ошакбаев) [там - же]?

Более правдоподобная версия – это отсутствие реальных достижений в ЕАЭС: например, из-за просчётов разработчиков проекта, ибо «реализовать идею на практике оказалось сложнее, нежели это виделось ранее», (Т. Умбеталиева)[там - же], отсутствия реальных рычагов для того, чтобы обеспечить выполнение сторонами взятых на себя обязательств (Р. Ошакбаев)[там - же]. Или - чрезмерной бюрократизации: «На сайте правового портала ЕАЭС есть уже 4216 документов разного уровня: акты Высшего Евразийского экономического совета, Евразийского межправительственного совета, Евразийской экономической комиссии, Суда Евразийского экономического союза, документы ТС и ЕЭП, международные договоры, меморандумы, заявления, официальные сообщения Евразийской экономической комиссии» (М. Шибутов)[там - же].

Нетрудно заметить, что абсолютно всё вышеперечисленное наблюдалось и в СНГ, и, это - закономерно, ибо разработчиками обоих проектов были не некие «забугорные» специалисты, а представители постсоветской номенклатуры и соответствующих научных кругов, которые, после окончательной реабилитации евразийства в конце 80-х., решили примазаться к «процессу».

Как результат - странам бывшего СССР, раз за разом, буквально навязывались евразийские интеграционные «прожекты» – ССГ, СНГ, ЕАС, ЦАС, ЕврАзЭС, ЕЭП/ЕАЭС, часть из которых так и не была реализована вообще, а другая же - так и не продемонстрировала свою высокую эффективность.

Причём, в них наличествуют изъяны даже по сравнению с «эталоном» - Советским проектом. Например, модернизация окраин перестала быть стратегической задачей: ничего подобного советской индустриализации в национальных республиках, определённо, даже не планировалось. И, это справедливо не только в отношении стран Средней Азии и Закавказья, но окраин и депрессивных регионов собственно РФ: ведущиеся с начала 2000-х. разговоры о необходимости повторного освоения Сибири и Дальнего Востока, без которого «Россия обречена» [4], так, по сути, разговорами и остаются.

Нет, в официальных документах ЕАЭС слово «модернизация» один раз всё-таки присутствует: «ЕАЭС создан в целях всесторонней модернизации, кооперации и повышения конкурентоспособности национальных экономик и создания условий для стабильного развития в интересах повышения жизненного уровня населения государств-членов» [5] – гласит преамбула на официальном сайте.

Однако в структуре ЕАЭС отсутствуют структуры, непосредственно отвечающие за модернизацию – ни как отдельный орган, ни как подразделение, например, в виде коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК).

Можно предположить, некоторое отношение к модернизации имеет отдел анализа и перспектив развития Департамента развития интеграции в коллегии по интеграции и макроэкономики ЕЭК. Но, низкий иерархический уровень в административной вертикали вряд ли позволил бы ему, например, эффективно осуществлять координацию между подразделениями национальных академий наук стран-участниц союза, «фабриками мысли» и иными подобными структурами, занимающимися данной тематикой. Разумеется, если бы эта задача перед этим отделом была бы поставлена.

Между тем, наука и техника в ЕАЭС, без коих никакое повышение конкурентоспособности национальных экономик априори невозможно, тоже «пострадали»: если информационно-коммуникационными технологиями всё-таки заведует Департамент информационных технологий ЕЭК [6], то остальное передано в Фонд по делам экономического и научно-технического сотрудничества, который … только предполагается создать [7].

Вот почему напрашивается закономерный вывод: всесторонняя модернизация – явно не цель ЕАЭС, не его важнейшая задача – а лишь некая абстрактная декларация о будущих намерениях. И, стоит ли после этого удивляться, что количество желающих участвовать в евразийском движении от проекта к проекту постоянно уменьшается?

Впрочем, и возможных альтернатив евразийской интеграции для постсоветских стран не так уж и много. Уход в ЕС, со всеми его достоинствами и недостатками, актуален только для европейских стран бывшего Союза; полномасштабную модернизацию с опорой исключительно на собственные силы, после краха СССР, могли позволить себе разве что Россия и Украина. Однако ни одна из них так не воспользовалась этой возможностью. Участие же в проектах регионального сотрудничества, в большинстве случаев могут приносить лишь ограниченные дивиденды.

Остаются тесные, вне всяких блоков и союзов, двусторонние связи с очень влиятельными державами. Ожидаемый эффект - не только увеличение оборота торговли, но и возможность модернизации экономики до уровня более развитых стран. Например, и США и Россия (СССР) в прошлом неоднократно проводили успешную модернизацию проблемных стран и экономически отсталых территорий.

Поэтому, Китай из рассмотрения придётся исключить. Хоть, он и не прочь поучаствовать в проектах евразийской интеграции, например, как дополнение к своей инициативе «Один пояс и один путь», но успехов в реформировании иных стран у него не имеется, поскольку сравнительно недавно был объектом модернизации сам. Кроме того, КНР имеет претензии (пока только на страницах школьных учебников) на «временно утраченные территории Поднебесной», что у стран-соседей не может не вызвать понятных опасений.

Россия: локомотив, который уже не тянет

В интервью от 11.08.2017 главы Международного совета российских соотечественников Вадима Колесниченко обсуждались причины «украинского поражения» Русского мира: присвоение группой лиц многих российских миллиардов, выделенных на «перепрошивку» украинского общества, неэффективная работа российского МИДа, фонда «Русский мир» и иных структур по сравнению с их оппонентами из американских фондов и НКО [8].

Однако проблемы у Русского мира наблюдаются не только на «украинском» направлении; например:

- финансирование «чисто» русских регионов, в отличие от «мультикультурных» Москвы и Петербурга, осуществляется по остаточному принципу;

- на притеснение русских за границей власти РФ реагируют избирательным образом: в одних случаях (Украина, Прибалтика) реакция всё-таки имеет место, в других - нет;

- русским из ближнего зарубежья получить российский паспорт часто труднее, чем, представителям национальных меньшинств: например, осетинам из Южной Осетии [9];

- хоть мир и называется Русским, но среди его апологетов и идеологов доминируют выходцы с Кавказа и Прибалтики, украинцы, представители иных национальностей.

По существу, наблюдается несоответствие даже в терминологии: Русский мир – не совсем то и «русский», а скорее – Мир Русскоязычный, Московский, Российский, Россиянский.

Подобная подмена - и в современном российском евразийстве, под коим, в первую очередь, подразумевают современную российскую геополитику. Зато, для учения Льва Гумилева, например, сейчас времена не самые лучшие: «Конечно, теорию пассионарности изучают в некоторых российских, казахских и узбекских вузах, работы Гумилёва переведены на ряд языков, но… из распространённых - только на английский и турецкий. На немецком языке в наличии только перевод «От Руси к России», причём сделанный силами энтузиастов, без помощи государства. «Этногенез и биосфера Земли» в Германии не издан. Мало того, там на учёного прилепили ярлык маргинала и антисемита. В очень многих странах «последний евразиец» совсем неизвестен. Зато книги, например, А.Г.Дугина переводятся почти на все языки и в огромном количестве. Парадокс, да и только!» [10].

Эти и многие другие идеологические провалы не могли не сказаться на экономическом базисе современной России. Если в СССР были: индустриализация и коллективизация, развитие науки и культуры, освоение целины, Сибири и Дальнего Востока; то в РФ – лишь «энергетическая империя». Введенный из-за западных санкций курс на замещение импорта показал, что многие виды производств РФ уже утрачены, уцелевшие - сильно зависят от поставки импортных комплектующих, материалов и оборудования.

Поэтому Россия уже не может быть ни безусловным лидером евразийской интеграции, ни катализатором модернизации в какой – либо отдельно взятой стране.

Однако, в целом, ценность евразийской интеграции для РФ отнюдь не снижается – наоборот, для многих регионов, которыми Москва управляет плохо (Тува, Бурятия, депрессивные области Нечерноземья и другие), она только возрастает.

США: Кто хочет стать следующей Украиной?

Ситуация с США довольно двойственная: власти этой страны всячески противодействуют евразийским интеграционным процессам, опасаясь появления нового СССР [11], однако, именно Штаты имеют наибольший опыт модернизации отдельных стран. При их содействии были: заложены основы «немецкого экономического чуда» (план Маршалла (1948-1951), экономическая реформа Людвига Эрхарда (1948)), проведены преобразования в Японии (1946-1951), Тайване (1949-1962), Сингапуре (1959-1990), Южной Корее (1962-1970) и Китае (1978-1989).

Но, после 1991 года у США подобных успехов не наблюдается. Длительно управляемые проамериканскими политиками постсоветские страны отличаются либо весьма посредственными показателями в экономике (Польша, Литва), либо - откровенно плохими (Болгария, Украина, Латвия, Молдова).

Куда больше повезло Чехии, модернизация которой прошла «под патронатом» ФРГ, и Словакии (ФРГ, Япония и Южная Корея). А также - Словении (Италия), и Эстонии (ряд скандинавских стран).

Наиболее логичная версия феномена: «Из своей победы в холодной войне Америка вынесла важный вывод - большой союзник - волшебным образом может стать большим конкурентом, и, если Южная Корея, Япония и ФРГ - хотя бы демонстрируют политическую лояльность, в случае с Китаем не наблюдается и этого. Поэтому уровень Польши - это тот абсолютный максимум, на который может рассчитывать новый союзник США» [12]. Хотя, стоит добавить, уровень более вероятный – Украины.

Кстати, одна из «любимых сказок» многих украинских политиков и их американских кураторов про то, как президент Виктор Янукович и министр обороны Дмитрий Саламатин уничтожили украинскую армию. Ибо, на поверку, обороноспособность Украины подорвали всё-таки предшественники Януковича[13], к тому же «Саламатин был министром только в 2012 году – а «оказия» случилась два года позже!» [там-же].

США наносили вред и украинской экономике. Классический случай – срыв в 1998 году контракта на поставку турбин для Бушерской АЭС (Иран) после визита в Киев тогдашнего госсекретаря США Мадлен Олбрайт. По разным оценкам, общие экономические потери Украины тогда составили от 350 до 600 миллионов долларов [14]. Правда, США пообещали компенсацию, которую, как позднее жаловался премьер-министр Украины тех лет Анатолий Кинах, Украина почему-то так не получила [15].

Иногда довольно трудно понять американскую стратегию в отношении Украины: ведь ещё Бжезинский писал о важности этой страны, однако, вместо усиления, США почему-то безмерно её ослабляли. Неужели, уже с 90-х., России готовили нынешний крымско-донецкий капкан? Или, было решено ослабить Украину до такой степени, чтобы она не представляла для РФ особой ценности? Так сказать, тактика «выжженной земли» в период постмодерна? К сожалению, об истинных мотивах США сейчас можно только догадываться, пока не будут открыты американские архивы.

Зато очевидно, что близкая дружба с США в настоящий момент - занятие не безопасное. И, альтернативой ни региональному сотрудничеству, ни евразийской интеграции она быть не может.

Евразийская альтернатива: возможные контуры

Очевидно, что евразийская интеграция не должна быть навязана сверху - это должен быть естественный процесс. Создание наднациональных структур по образцу советских министерств и ведомств – не оправдано, ибо они будут столь же малоэффективны, да и в той, или иной степени всё равно будут ущемлять суверенитет отдельных стран.

Процесс здоровой евразийской интеграции должен начинаться не на уровне президентов и премьер-министров, а куда ниже – региональных властей разных стран, сообществ бизнесменов, «фабрик мысли», отделов академий наук и отдельных интеллектуалов.

Способствовать, помогать процессу должны не иерархические, а сетевые структуры – некий аналог НПО/ НКО, которые продемонстрировали свою эффективность, но «заточенные» на модернизационные задачи: привлечение инвестиций и новых технологий в регион, помощь изобретателям, учёным и так далее.

Плохо работающие технопарки и свободные экономические зоны должны быть преобразованы в более эффективные структуры; именно они должны стать ячейками ускоренной модернизации евразийского пространства.

Идее Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева по привлечению к процессам евразийской интеграции стран не только бывшего СССР должен быть дан зелёный свет. Например, привлечение Ирана, который, в отличие от Китая, не имеет территориальных претензий к соседям, и, - Индии, имеющей, в отличие от РФ, все современные технологии.

И, только после наполнения проекта евразийского объединения концептуальным содержанием, интеграция должна быть «поднята» на уровень президентов и премьер-министров евразийских стран.

Ссылки

1. ЕАЭС: смерть науки.  

2. Юрий Пашик: «Где деньги, Зин?».  

3. Почему ЕАЭС выпал из информационного пространства и что его ждет?  

4. Без нового освоения Сибири и Дальнего Востока Россия обречена.  

5. Евразийский экономический союз.  

6. Евразийская экономическая комиссия.

7. Национальный научный портал Республики Казахстан.  

8. Виктор Шацких. Почему русский мир «всухую» проигрывает американскому миру.  

9. Виктор Шацких. Почему российские агрессоры напали на грузинских агрессоров. 

10. В. Воронов. Русский мир: перезагрузка неизбежна. Критика доктрины «Изборского клуба».

11. Клинтон: США не допустят возрождения СССР.  

12. В. Воронов. Лукашенко против оппозиции: единство и борьба противоположностей? 

13. В. Воронов. Саморазоружение Украины: так уж ли во всём виноват Янукович?

14. Е. Филиндаш. Бушерский «облом» от Вашингтонского «обкома».

15. Россияне зарабатывают наши миллионы.

 

Владимир Воронов