Каким должно быть современное образование в России?

Пути выхода из кризиса

…известный культурный ренессанс Серебряного века

не состоялся бы, если бы не система классического образования.

Вячеслав Иванов

Тот факт, что образование формирует будущее страны, сегодня не подлежит сомнению, как не подлежит сомнению и то, что в наши дни образование переживает глубочайший кризис. Интеллектуальные среды, создающиеся в рамках тех или иных учебных заведений, все более сужаются. Ориентированность мировых образовательных систем на воспитание специалистов узкого профиля позволяет сделать выводы о неизбежной деинтеллектуализации современного общества. Совершенно справедливо считая образование фактором социально-экономического прогресса, принято забывать о том, что его основными функциями всегда являлся прогресс интеллектуальный и духовный. В России давно назрела необходимость в фундаментальном изменении образовательной системы и разработке образовательного канона будущего, на который постепенно станут ориентироваться другие учебные заведения, полностью восприняв его как матрицу полноценной модели образования, формирующей многогранную личность с четко выраженной идентичностью. В этой статье я хотела бы представить свой взгляд на выход из нынешнего кризиса, который я вижу в формировании неоклассического образовательного канона.

Классическое и реальное образование

После Октябрьской революции классические гимназии как тип учебного заведения были незамедлительно ликвидированы, и от классической образовательной парадигмы мы перешли к парадигме реального образования (общеобразовательной трудовой школе), тем самым отказавшись от формирования интеллектуальной элиты. Тот же путь был проделан на Западе, но уже капиталистами, убежденными противниками классического образования. В своем движении к деградации образования Запад намного нас опередил: разрушительные тенденции наметились там уже в XVI-XVII вв., что было связано с появлением класса буржуазии, а в XX столетии Западная Европа решительно отказалась от классического наследия. К сожалению, от Запада мы взяли все самое деструктивное: большевики варварски избавились от духовного и интеллектуального наследия наиболее образованной части нашего общества, уничтожив все плоды культуры Серебряного века, а затем передали эстафету пришедшим им на смену (уже в 90-е) либералам. Приходится констатировать, что и капиталисты, и их непримиримые противники, по сути, проводили одну и ту же работу, в результате которой мы получили торжество невежества, кризис образования и странный гибрид «торговца-пролетария», почему-то называющего себя «специалистом».

По сути, становиться сегодня приверженцем классического образования — это наносить удар по либеральной системе, воспитывающей не целостную личность, а «квалифицированного потребителя». Иоганн Фридрих Гербарт, мыслитель и основоположник формального школьного классического образования, справедливо отмечал, что классическое образование следует получать только тем, кто готовит себя к интеллектуальной деятельности, в то время как «реальная» школа предназначалась для ремесленников, торговцев и других представителей т.н. практической деятельности. Поскольку сегодня мы имеем дело с победившим дискурсом третьего и четвертого сословий, нет ничего удивительного в том, что мы не наблюдаем никаких признаков восстановления классической образовательной парадигмы. Существует и другая опасность, о которой также следует сказать несколько слов: отказ от приоритета реальной образовательной модели (либерального толка) не означает возвращения к советскому образованию. Пора оставить привычку выбирать из двух зол наименьшее. Поборникам советской системы следует знать — все лучшее, что можно обнаружить в советской школе, было взято исключительно из классической дореволюционной образовательной модели. Но сама советская модель, проникнутая партийной одержимостью и тотальной унификацией, исключала даже малую возможность для учащихся ощутить себя наследниками мировой культуры. От нового обращения к историческому материализму/марксистско-ленинской философии и повторному попаданию в онтологический вакуум следует воздержаться. Э.Д. Фролов в книге “Русская наука об античности” отмечает: “Исключение на семьдесят лет классических языков из школьных программ сделало невозможным аутентичное восприятие не только европейской, но и отечественной культуры, наполненной античными реминисценциями. Нам стал недоступен культурный контекст произведений А.С. Пушкина, А.А. Фета, А.И. Герцена, поэтов Серебряного века. Мы потеряли ключ к европейским и отечественным сокровищам культуры”.

Люди, знающие меня как приверженца классической образовательной модели, нередко задают вопрос о судьбе учебных заведений реального типа в ситуации образовательной реформы средней школы и радикального поворота к Античности. Будут ли они упразднены или же займут низшее положение по отношению к классическим гимназиям? Возможно, мой ответ кого-то удивит, но я придерживаюсь мнения, что реабилитация классической образовательной парадигмы ни в коем случае не должна привести к полному упразднению учебных заведений, предлагающих реальное образование (несомненно, с появлением классических последние займут подчиненное положение, но не будут лишены возможностей своего планомерного дальнейшего развития). Я классик-гуманист, а не классик-формалист, и ратовать за отмену реального образования не стану, поскольку разделяю идею о необходимости свободного конкурирования разных типов учебных заведений. В конечном итоге, только такой подход позволит сравнить золото с пылью или, как говорит Tabula Smaragdina Hermetis, «отделить тонкое от грубого с большим искусством», и сделать правильный выбор.

Моя цель — не ренессанс классического образования дореволюционного типа, которое якобы должно поглотить, подобно Кроносу, все, что угрожает его абсолютному господству; я настаиваю на формировании новой образовательной модели классического типа (неоклассическое образование), адаптированной к современным реалиям. Это не калька некогда существующей системы, а новый и свежий взгляд на возможности воспитания многогранной личности. Я предлагаю взять не «форму», а «семя», т.е. саму парадигму классического образования, его фундаментальные идеи, его корни, его истоки и положить их в основание новой образовательной модели классического образца.

Центр изучения античного наследия в России

Размышляя о нынешней ситуации в области образования, постепенно я пришла к мысли о необходимости создания новой классической Академии. С неизбежностью это означает и разработку новой образовательной программы, делающей возможным, с одной стороны, воспитание homo universalis, а с другой — открывающей путь к диалогу античности и современности. На первых порах этот проект будет носить экспериментальный характер, являясь по сути “образовательной лабораторией”, центром изучения античного наследия и античных реминисценций в культурно-историческом пространстве России и Европы, участником международного диалога с исследовательскими центрами классической и современной европейской культуры. Именно в “недрах” этой Академии будет формироваться тот неоклассический образовательный канон, о котором было заявлено ранее.

Стройная система античного (классического) образования, заложившая основу будущей образовательной системы Европы (а затем и дореволюционной образовательной системы в России), базировалась на идее παιδεία, или формирования целостной личности, являющей собой идеал физического и интеллектуального совершенства. Классическая образовательная парадигма была сосредоточена на воспитании homo universalis (что было продолжено в эпоху Возрождения), а не профессионала, специалиста узкого профиля, появление которого стало неизбежным после отмены классического образования в пользу реального. Идея пайдейи положена в основу образовательной программы классической Академии. Цель этого учебного заведения я вижу не в подготовке специалистов узкого профиля, а фактически в формирование homo universalis, подлинной реализации внутреннего потенциала человека.

Образовательным ориентиром для Академии стали Александрийский Мусейон, бывший не только религиозным, но и исследовательским и культурным центром эллинизма, Флорентийская Платоновская Академия, возглавляемая Марсилио Фичино, «Союз Третьего Возрождения», основанный Ф.Ф. Зелинским, Институт Варбурга (крупнейший в мире центр по изучению классической традиции от Античности до Нового времени). Важная роль в формировании образовательной программы Академии отводится распределению курсов в соответствии с универсальной моделью Фридриха Ницше, доминантными элементами которой являются Аполлоническое и Дионисийское начала бытия и культуры.

Что сегодня знают об Античности учащиеся средней школы?

Что касается средней школы, нуждающейся в образовательной реформе, то, на мой взгляд, нужно сосредоточиться на трех моментах:

— соотношении классического и реального компонентов в содержании среднего образования;

— национальных и общечеловеческих приоритетов в преподавании античности;

— соотношении изучения мировой, античной и национальной культуры.

На досуге я поинтересовалась, какое представление об Античности получают учащиеся начальных классов в российских школах. Возьмем такой предмет, как «Основы религиозных культур и светской этики». Изучив методические пособия, по которым детям преподают этот предмет, я была неприятно поражена. Нужно ли объяснять, что ни о какой Античности детям не рассказывают, а многообразие религиозных традиций сводится к поверхностному ознакомлению с авраамическими учениями? Безусловно, мне могут возразить, что ОРКСЭ — это шесть отдельных предметов, и учащийся или его родители могут самостоятельно выбрать тот, который пожелают (и хорошо бы они выбирали не отдельный модуль по каждой из религий, а курс «история мировых религий»), но в 9 случаях из 10 выбор падет на отдельный модуль и кругозор учащегося будет строго ограничен рамками той или иной религии. Я всегда настаивала на том, что необходимо ввести курс по истории религиозных учений, но то, что вводится сегодня под аналогичным названием, не соответствует основной задаче классического образования, а именно ознакомлению учащихся с многообразием религиозного опыта.

Хотелось бы сделать акцент на том, что в младших классах можно было бы факультативно знакомить учащихся с богатством древнегреческой мифологии, показывая им мультфильмы. Сегодня российская анимация переживает настоящий подъем — она сумела взойти на тот уровень, где может успешно конкурировать с зарубежной анимацией (речь о высоком уровне мастерства в техническом плане). Это дает возможность снимать десятки анимационных историй, основанных на греческих мифах. У детей это действительно вызовет живой интерес.

Следующая дисциплина, вызвавшая у меня ряд вопросов, это «Основы духовно-нравственной культуры народов России». Никаких нареканий, кроме одного — великолепно, что учащиеся 5-ого класса будут знать, кто такой Ньургун Боотур, но совершенно недопустимо, что при этом они не будут знать об Одиссее (в классических гимназиях гомеровский эпос изучали уже в 5-классе); замечательно, что они смогут пересказать сказку «Звездочка Зухра», но разве не печально, что при упоминании о подвигах Геракла они почувствуют себя растерянными? Как вы относитесь к тому, что учащиеся будут обсуждать тему отражения семейных ценностей в фольклоре народов России, выявлять главный смысл притчи «Хлебец с маслом», задавать вопросы по статье «Память» Д.Лихачева, открывать для себя художественный мир И.Репина и И.Шишкина, но одновременно ничего не знать ни о «золотом веке» Афин и величественных сооружениях Акрополя, ни о древнегреческой драме, ни о Платоновской Академии, ни о Микеланджело, ни о Брунеллески, ни о Данте? Как вы смотрите на то, что в рамках реального образования учащиеся не получают никакого шанса открыть для себя наследие Эллады?

С младших классов ребенок должен получать широкое представление об основных эпохах в мировом искусстве, и здесь не нужно недооценивать возможности визуального восприятия — посещение музеев и картинных галерей в сопровождении компетентных педагогов должно стать необъемлемой частью образовательного процесса. Диалог культур, религий, традиций должен лежать в основе всех образовательных курсов. Однако это возможно только при возврате к классическому образованию. В противном случае мы будем непрерывно сталкиваться с суммой различных ограничений или, в лучшем случае, копромиссов. Хочу напомнить, что в дореволюционных классических гимназиях преподавались не только древние языки (латинский, греческий), но также мифология, древняя история, древняя философия, древнее искусство. Таким образом, Античность выступала как «средство освоения как общечеловеческих культурных ценностей, так и средством изучения собственной культуры».

Каким будет наше современное образование, предстоит решить в самом ближайшем будущем. Растущий кризис образовательной системы не оставляет нам никаких путей к отступлению. Выбор донельзя прост: реформа образования и подготовка культурно-философского Ренессанса или же поддержка неклассической образовательной системы и дальнейший интеллектуальный упадок.

Натэлла Сперанская