Слово Гимельштейну!

Заметки на полях увольнительной пресс-конференции. Постмодернистский текст "Чёрный квадрат судьбы".

 
Всё, что я обещаю, я делаю - когда-нибудь.
Всё, что хочу, сбывается - рано или поздно.

Сальвадор Дали
 
ГИМЕЛЬШТЕЙН:
 
Стасюлевич методично уничтожает руководителей иркутской культуры.
 
я не первый. Первым был Люстрицкий.
 
недавно Стасюлевич унизила директора филармонии и довела его до отъезда в Москву
 
отвечает за происходящее только она
 
Чернышев уже возможно не виноват
 
Битаров и Вобликова тем более не виноваты. У нас прекрасные отношения.
 
с губернаторами я всегда находил общий язык
 
во всех сферах своей деятельности
 
и с Левченко тоже. Никогда не слышал от него никаких претензий
 
единственный внятный повод – топонимическая война
 
основная причина – улица Бограда
 
но решение о смене названий не мое. Топонимическая комиссия его только поддержала. Предложение и вносил, и принимал мэр
 
коммунисты обижены. Я – единственный крупный чиновник, до кого левые могут сейчас дотянуться
 
управление губернатора прессует и преследует журналистов
 
особенно районных газет
 
КОРРЕСПОНДЕНТ:
 
Голованов вписывается
 
топчет Тихонова
 
правда, на повстанцев тоже наехал
 
польских
 
использует трибуну
 
ГОЛОВАНОВ:
 
нельзя дать возобладать тенденции растаптывания руководителей
 
КОРРЕСПОНДЕНТ:
 
и пошёл про кинофонды
 
Голованов схватился с Королёвым
 
теперь солирует человек из филармонии
 
еле связывает русские слова
 
цитирует стихи Пушкина про памятник Николаю I
 
в связи с этим нападает на памятник Бабру
 
ГИМЕЛЬШТЕЙН:
 
Стасюлевич угрожала и сотрудникам музея
 
обещала, что все, кому нравится директор, могут уйти за ним
 
КОРРЕСПОНДЕНТ:
 
и тут же обещает всем журналистам, кто против, тяжелую жизнь и испорченное реноме на долгие годы
 
оставляет за собой право обратиться в суд
 
но надеется, что не придется
 
ГИМЕЛЬШТЕЙН:
 
я сотрудничал со всеми губернаторами. Меня даже Тишанин наградил за заслуги
 
администрация должна встречаться не со мной, но с людьми
 
КРАСОВСКИЙ:
 
все, кроме вас, воры
 
в музейной сфере
 
а Стасюлевич их покрывает
 
надо убрать Дубровина и Ступина
 
немедленно
 
ГИМЕЛЬШТЕЙН:
 
я сам уже готов уйти. У меня есть самолюбие
 
но сотрудники умоляют
 
я должен оправдать их надежды
 
и бороться за их чаяния
 
за тех, кто меня любит!
 
ИЗ ЗАЛА:
 
собираетесь ли вы мобилизовать журналистов?
 
ГИМЕЛЬШТЕЙН?
 
нет. я и сейчас этого не делаю. все, кого здесь собрали
 
выступают сами. я не просил их об этом
 
но я буду отстаивать права общества и нашего сообщества
 
я верю в силу общественного мнения и гражданского общества
 
мы здесь жили и будем жить. а власти сменятся
 
скорее рано, чем поздно
 
и мы вернёмся!
 
ИЗ ЗАЛА:
 
нам не нужен другой директор! у нас есть директор! они растоптали наш коллектив
 
ГИМЕЛЬШТЕЙН:
 
я уже почти привёз в Иркутск Малевича и Кандинского
 
 великий «Чёрный квадрат»!
 
умоляю не бросать этот процесс
 
я жду ответа губернатора коллективу музея
 
КОРРЕСПОНДЕНТ:
 
Гимельштейна сравнили с Сукачёвым!
 
потому что он всё успевает
 
и занимает столько же должностей
 
ГИМЕЛЬШТЕЙН:
 
комиссия по топонимике не будет распущена и её состав изменён не будет
 
я в этом уверен
 
новые мемориальные доски и памятники также переходят в нашу компетенцию
 
глупые люди, зачем они загоняют меня в оппозицию
 
я считаю что в моем лице плюнули в лицо всему иркутского обществу
 
меня поддержали многие, в том числе и во власти
 
и между тем, я член нескольких экспертных советов по приему на государственную службу
 
я надеялся проработать в музее 20 лет и дожить до времени, когда меня смогут сравнить с Фатьяновым
 
он еще пожалеет
 
ИЗ ЗАЛА:
 
а сколько Вы теряете финансово?
 
ГИМЕЛЬШТЕЙН
 
я не бедный человек, я владею стопроцентным пакетом акций нескольких акционерных обществ
 
но я готов вернуться в музей бесплатно
 
за рубль в год, как Билл Гейтс
 
Ерощенко предлагал мне изначально краеведческий музей
 
потом собирался объединить под меня все музеи области
 
но Зубрий умоляла дать ей отдохнуть и при этом остановить человека, рвавшегося в ее кресло
 
я согласился. Это было лучшим моментом моей жизни
 
сравнимым со свадьбой и с рождением дочери…
 
КОНЕЦ