ЕВРАЗИЯ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО (Манифест евразийского движения)

КРИЗИС ИДЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

В российском обществе — особенно в социально-политической сфере — на старте нового тысячелетия болезненно ощущается дефицит идей.
Мы стремительно утрачиваем представление о смысле жизни, о логике истории, о задачах человека, о судьбе мира. Экзистенциальный и социальный выбор подменен агрессивной рекламой. Драматические столкновения народов, культур и религий превращены в шоу, инспирируемые транснациональными корпорациями и нефтяными холдингами. "Человеческая кровь", "человеческая жизнь", "человеческий дух" стали статистическими абстракциями, демагогической фигурой речи в "гуманитарных" стенаниях, скрывающих двойной стандарт.
На место тоталитарного единообразия пришло тоталитарное безразличие.
Большинство политических партий, оформленных социальных движений преследуют конъюнктурные цели. Нигде не встретишь ясной и последовательной идеологии, способной вывести человека из состояния дремотного безразличия, сделать жизнь наполненной.

АМЕРИКАНИЗМ И ПОТРЕБНОСТЬ В АЛЬТЕРНАТИВЕ

Полноценный мировоззренческий проект изложен у последовательных либералов.
Эти силы, геополитические ориентированные на США и Запад, берут в качестве образца для копирования американскую политику, американскую экономику, американский тип общества, американскую культуру, американский цивилизационный идеал. У этого лагеря есть одно достоинство — их проект логичен и непротиворечив, в нем теория связана с практикой. Но так логичны: мировое зло, смерть, распад...
Либералы говорят решительное "да!" тому растерянному, бессмысленному, индивидуалистическому, олигархическому, бездуховному "единому миру", который силится сконструировать США — мировая гипердержава, воспринявшая свое технологическое и экономическое превосходство как мандат на единоличную гегемонию в планетарном масштабе.
Очевидно, что подчинение России новому мировому жандарму — жандарму зрелищ — у многих вызывает протест. Но проявляется это чаще всего лишь эмоционально. Люди по инерции хватаются за старое — за остатки того, что принадлежит к другим, более гармоничным и благородным эпохам. Но этого недостаточно. Нам необходим активный контрпроект.
Условия начала тысячелетия радикально новы. Мало сказать решительное "нет!" тому управляемому хаосу и "неоновому разложению", которые навязывает нам Америка. Необходимо сформулировать, выдвинуть, доказать и отстоять наш собственный, цивилизационный План.
Самым масштабным, обобщающим и непротиворечивым мировоззрением, предлагающим такую альтернативу, является евразийство.

ОТЦЫ-ОСНОВАТЕЛИ ЕВРАЗИЙСТВА

Исторически евразийство сложилось в 20-е годы ХХ века. Это была попытка наиболее ярких представителей русской интеллектуальной элиты осмыслить логику политико-социального, культурного и геополитического развития России как единого, и по сути, непрерывного — процесса. От Киевской Руси до СССР.
Евразийцы разгадали за диалектикой национальной судьбы русского народа и Русского Государства единую историческую миссию, выражавшуюся на разных исторических этапах по-разному.
Главный тезис ранних евразийцев (князь Н.С.Трубецкой, П. Савицкий) звучал так: "Запад опасен для человечества". Народы мира, "цветущая сложность" культур и цивилизаций должны объединиться против экономической, политической и культурной доминации Запада.
Россия (и древняя, и православно-монархическая, и советская) виделась евразийцам как оплот и авангард сопротивления против этого безбожного и эгоистического нароста на человечестве, претендующего на материальное и духовное господство.
Евразийцы увидели в СССР новую — возможно, парадоксальную — форму, в которой Россия продолжала выполнять свою изначальную историческую функцию.
Не одобряя атеизма и материализма, они сумели за внешним фасадом марксизма разглядеть в Советском Союзе архаическое национальное содержание, преемственность геополитическому призванию России.
Для евразийцев — последовательных и убежденных русских патриотов — была очевидна ущербность того, как Национальная Идея была оформлена в Российской империи. Лозунги вроде уваровского: "Православие, Самодержавие, Народность" были лишь ширмой, скрывавшей вполне западное — а значит, чуждое и разрушительное для России — содержание.
Советская модель формулировала Национальную Идею в классовых терминах, игнорируя национальную стихию, отметая Веру отцов.
Был необходим синтез, новый подход. И он евразийцами был найден...
Отцы-основатели евразийства первыми в высшей степени положительно оценили многонациональную ("имперскую") природу Российского Государства. В XVI веке Москва приняла эстафету евразийского имперостроительства от татар. Именно в это время (после падения Царьграда и гибели Византийской Империи) Россия осознала свою миссию — миссию последнего оплота Православия, "Третьего Рима", то есть особого общественного устройства, отличного от того пути, по которому шли страны католического и протестантского Запада.
Однако, отстаивая свою уникальность, Россия не замыкалась в себе. Она активно усваивала западный опыт, перенимала его наиболее эффективные модели и методики с целью противопоставить Западу его же оружие.
На современном языке это называется "модернизация без вестернизации".
Евразийцы утверждали: для России одной только верности традиции — недостаточно. Ей необходимо уникальное сочетание консервативного и революционного начал. Россия должна активно модернизироваться, развиваться, частично открываться окружающему миру, и при этом строго сохранять и укреплять свою собственную идентичность...
К сожалению, консервативно-революционное мировоззрение евразийцев оказалось трагически недооцененным. На фоне впечатляющих успехов марксизма в 20-е годы ХХ века оно казалось слишком утонченным, избыточным. В реальной политике того времени доминировали иные, значительно более примитивные модели. Однако абсолютно очевидным является и тот факт, что самые яркие успехи созданного в результате социальной революции Советского государства связаны именно с обогащением его традиционными и консервативными евразийскими элементами...
Впоследствии евразийство было вытеснено из политики в сферу академической науки (здесь в первую очередь следует упомянуть великого русского историка Льва Николаевича Гумилева). Вновь актуальным евразийство становится после краха марксистской идеологии и победы Запада в "холодной войне"...

НЕОЕВРАЗИЙСТВО

На смену марксизму не пришла последовательная и устойчивая идеология, способная конкурировать с либерализмом (олицетворяемого сегодня США). Разрозненные фрагменты музейного монархизма, инерционного ностальгического советизма, экстравагантные фантазии радикальных экологов или анархистов не могли сами по себе сложиться в единый фронт. Отсутствовала общая мировоззренческая база, общий знаменатель. В этот момент наиболее пытливые умы, чистые сердца и пламенные души и обратились к наследию евразийцев. И обнаружили там спасительный источник полноценной идеологии, идеально соответствующей требованиям актуального исторического момента...
Неоевразийство начало складываться как социальное, философское, научное, геополитическое, культурное течение в конце 80-х. Отталкиваясь от наследия русских евразийцев 20-30-х годов, вобрав в себя духовный опыт старообрядческой традиции Русского Православия, обогатившись социальной критикой русских народников, социалистов, по-новому осмыслив достижения советского этапа отечественной истории, освоив философию традиционализма и консервативной революции, геополитическую методологию и оригинальные революционные учения западных "новых левых", неоевразийство стало единственной серьезной мировоззренческой платформой в современной России, оформилось в научную школу, в систему социальных и культурных инициатив.
Неоевразийство заложило основы современной российской геополитики, приобрело мощный кадровый потенциал сторонников во властных структурах и силовых министерствах и ведомствах (основывающих на евразийской геополитике серьезные оперативные международные, военные и экономические проекты).
Неоевразийство повлияло на современную отечественную политологию, социологию, философию.
Неоевразийство постепенно стало важным концептуальным инструментом российских государствообразующих монополий, нуждающихся в стратегической модели для выработки долгосрочной стратегии макроэкономической деятельности, зависящей не от сиюминутных политических процессов, но от исторических, географических и цивилизационных констант.
Неоевразийство легло в основу широкого спектра авангардных течений в молодежной культуре, создало свой уникальный (революционный, пассионарный и в то же время укорененный в национальной традиции) стиль.
Неоевразийство оказало колоссальное влияние на политические партии и движения современной России. В программных документах "Единства", КПРФ, ОВР, ЛДПР, движения "Россия", множества других партий и движений заметны неоевразийские элементы. Однако заметна и крайняя непоследовательность и конъюнктурность этих заимствований... Вообще, партии в России, к сожалению, как правило, деидеологизированы, так как создаются они для решения краткосрочных, прикладных задач.

НОВЫЙ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СУБЪЕКТ

Пришло время сделать следующий шаг: придать неоевразийству конкретное социально-политическое измерение.
Новое руководство России, занятое решением стратегических задач, стоящих сейчас перед страной, явно не удовлетворено примитивными и разрушительными рецептами, навязываемыми Западом и проводниками его влияния в России. Оно нуждается в мировоззренческой и социально-политической опоре.
Если для решения сиюминутных задач сложившаяся политическая и партийная система пригодна (хотя и для этого она объективно малопригодна), то уже в среднесрочной перспективе (не говоря уже о долгосрочном стратегическом подходе) она явно несостоятельна и нуждается в радикальном реформировании.
Данная система сложилась в результате попытки замещения советской модели западной либерал-демократической. Но сегодня для России неприемлемо ни то ни другое. Необходимы партии и движения, имеющие четкую мировоззренческую базу, отражающие интересы народов России, а не эксплуатирующие доверие людей ради своей частной или групповой выгоды.
Те, кто стоял у истоков неоевразийства, кто сформировал теоретические предпосылки и основы российской геополитики, евразийской философии, консервативно-революционной политологии и социологии, кто отдал много лет борьбе за идеалы Евразии, за возрождение русского народа и нашей Великой Державы, приняли решение образовать новое социально-политическое движение "ЕВРАЗИЯ".

КТО СТАНЕТ УЧАСТНИКАМИ ДВИЖЕНИЯ "ЕВРАЗИЯ"?

К кому мы обращаемся с призывом поддержать наше движение?
К каждому россиянину, образованному и не очень, влиятельному и лишенному самого последнего, к рабочему и к менеджеру, к страждущему и процветающему, к русскому и татарину, к православному и к иудею, к консерватору и к модернисту, к студенту и к стражу порядка, к десантнику и к ткачихе, к губернатору и рок-музыканту.
К тем, кто любит Россию, не мыслит себя без нее, кто осознал необходимость серьезного волевого усилия, которое требуется от всех нас для того, чтобы наша страна и наш народ остались на карте нового тысячелетия. К тем, кто хочет, страстно хочет вернуть Родине мощь и благополучие, утвердили над страной, материком и миром наши солнечные русские идеалы — идеалы Свободы, Справедливости, Верности Истокам.

РАДИКАЛЬНЫЙ ЦЕНТР

В политическом спектре современной России движение "Евразия" будет занимать место радикального центра. Мы не левые и не правые, не раболепное "болото", и не "оппозиционеры любой ценой". Мы понимаем, что сегодняшняя российская власть, и в первую очередь Президент России Владимир Путин, нуждается в помощи и поддержке. Но вместе с тем слепая покорность, некритичное отношение к власти сегодня не менее (если не более) губительны, чем прямой бунт.
Мы центристы в той мере, в какой Президент и власть действуют во благо Державы, во благо народа. Причем не сиюминутно, популистски, а в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Здесь мы будем за Президента истово, радикально, до конца. Не обращая внимания на пока еще имеющиеся погрешности, с радостью принимая все трудности, которые неизбежно возникнут, коль скоро Россия всерьез задалась целью спасти себя и весь остальной мир от страшной угрозы, ползущей с Запада. Ничего более центристского, чем наша безоговорочная и тотальная поддержка патриотической державостроительной власти (даже в самых непопулярных ее действиях), просто не может быть.
Так наши предшественники, евразийцы, поддерживали в общем-то чуждый им — православным фундаменталистам — марксистский режим потому, что он противостоял Западу — худшему из зол.
Но наш радикальный центризм не пассивен. Мы осознаем, что нынешняя власть в России не может обладать ясным представлением о фундаментальных стратегических целях, о философской и духовной проблеме нового тысячелетия — страшного, рискованного, угрожающего... В этом отношении власть сегодня слаба, растеряна и нуждается в помощи. Такую концептуальную помощь ей должен оказать народ. Самая его активная, волевая, умная, идеалистическая, патриотичная часть. Именно она должна стать ядром нашего движения.
Власти следует прислушаться к голосу Евразии. Это не робкое блеяние искусственных экранных или диванных партий. Это могучий радикальный зов почвы, голос поколений, рев глубин нашего духа и нашей крови.

ПРИОРИТЕТЫ ДВИЖЕНИЯ “ЕВРАЗИЯ”

Наше движение прилагает евразийские принципы ко всем сферам жизни.
В религиозной сфере это подразумевает конструктивный солидарный диалог традиционных для России конфессий — православия, ислама, иудаизма, буддизма. Существует общий стиль евразийской духовности, который ни в чем не ущемляет различия и оригинальность догматов. Это серьезное и позитивное основание для сближения, взаимоуважения, взаимопонимания.
В области внешней политики евразийство предполагает широкий процесс стратегической интеграции. Воссоздание на основе СНГ солидарного Евразийского Союза (аналога СССР на новой идейной, экономической и административной основе).
Стратегическая интеграция внутренних пространств СНГ постепенно должна распространиться на весь континент -страны оси Москва-Тегеран-Дели-Пекин. Евразийская политика призвана открыть России выход к теплым морям: не путем войны и человеческих страданий, а путем мирного открытого и дружеского сотрудничества.
Евразийская политика в отношении Запада предполагает приоритетное сотрудничество со странами Европы. Современная Европа не является более олицетворением "мирового зла" (сейчас эту функцию выполняют США). А значит, Россия может найти в Европе стратегических партнеров, заинтересованных в возвращении роли лидера западной цивилизации. Евразийская Россия должна выступить в роли освободительницы Европы от американской политической, экономической и культурной оккупации.
Евразийская политика России ориентирована на активное сотрудничество со странами Тихоокеанского региона, в первую очередь с Японией. Азиатские "тигры" должны увидеть в евразийской политике России гарантию своей политической и экономической независимости от агрессивного Запада, огромный стратегический и ресурсный потенциал, новые рынки.
На планетарном уровне евразийство выражается в активном и повсеместном противостоянии глобализации. Евразийство отстаивает цветущую сложность народов, религий и наций. Все антиглобалистские тенденции по определению являются "евразийскими".
Мы — последовательные сторонники "евразийского федерализма". Это означает сочетание стратегического единства и этно-культурной (а в некоторых случаях и экономической) автономии. Многоукладность на местном уровне и строгий централизм в вопросах, связанных с интересами Государства.
Мы должны возродить традиции русского народа, способствовать преодолению демографического кризиса, пробудить в народе присущую ему органически духовность, нравственность, высокие идеалы, живой и страстный патриотизм.
Без приоритетного возрождения русского народа (как имперообразующего) евразийский проект не может быть реализован. Понимание этого лежит в основе нашего мировоззрения.
Евразийство в социальной сфере означает приоритет общественного над индивидуальным, подчинение экономических моделей стратегическим, социальным задачам. Вся история экономики Евразии свидетельствует, что развитие хозяйственных механизмов здесь происходит по логике, противоположной либерал-капиталистическим, индивидуалистическим моделям личного обогащения, развившимся на Западе на основе протестантской этики. Коллективный, общинный принцип ведения хозяйства и справедливое распределение — являются устойчивыми чертами нашей экономической истории.
Развитие культурного процесса евразийство видит в обращении к корням, в органичном синтезе древнего и современного. Приоритетным должно быть именно народное творчество, продолжение и возрождение традиций.
Будучи мировоззрением новым, авангардным, евразийство, в первую очередь, обращается к молодым людям, чье сознание не испорчено хаотическими скачками от одной неадекватной идеологической модели к другой, еще менее адекватной.
Евразиец — это сильный, пассионарный, страстный, здоровый и красивый человек. Культу уродства и патологии, цинизма и пресмыкательства перед суррогатами мировых зрелищ мы можем противопоставить иные, позитивные ценности. Мы не позволим убивать, насиловать, унижать, извращать, продавать и "сажать на иглу" наших детей. Наш идеал — это праздник физического и духовного здоровья, силы и доблести, верности и чести.
Один человек может многое. Но "поэзия, — как писал Лотреамон, — дело всех".
Тем более, социальное творчество, воссоздание Великой Евразии — дело всех населяющих ее народов и каждого из нас!
Никто не обещает легких побед, безмятежной сытости или зрелищных акций.
Впереди ежедневный, тяжелый, кропотливый труд. Впереди бесчисленные битвы, лишения и страдания, но впереди также радость и Великая Цель!


Александр ДУГИН, оргкомитет по созданию движения "ЕВРАЗИЯ"