Против учительницы завели уголовное дело за то, что она задавала школьникам домашнюю работу

 В Златоусте, на основании анонимного заявления в прокуратуру, заведено уголовное дело на учительницу за «жестокое обращение с детьми».

Прокурорская проверка выявила, что педагог применяла при работе с первоклассниками «недопустимые способы воспитания: грубое, пренебрежительное, унижающее человеческое достоинство обращение», а именно: задавала им письменные задания, давала учить стихотворение и ставила оценки. Кроме того она, сволочь такая, давала им обязательные дополнительные занятия.

Пока учительница находится под подпиской о невыезде.

Уполномоченный по правам детей Павел Астахов призвал не увлекаться: «Так и А.С. Макаренко по нынешним меркам можно было бы «привлечь» за «жестокое обращение». Аккуратнее надо дела уголовные заводить».

Должен с прискорбием заметить, что это – не единичный факт, а тенденция. Сейчас – время победивших троечников. Формально учительница нарушила ряд приказом Минобра, согласно которым первоклассникам нельзя ставить оценки и давать им задания на дом. Фактически же дело завели на человека, который свое дело – учить детей – пытался делать хорошо.

В прежние времена считалось самоочевидным, что учение в школе и далее, в институте – это труд, и труд тяжелый. Обучение в школе выполняет сразу несколько функций:

- Дать необходимый для успешной жизни набор знаний и умений,

- Научиться трудиться, заставлять себя работать головой,

- Привить навыки социализации.

Принуждение к учебе, иногда достаточно суровое, было основано на осознании простой истины, что если человек не освоил вышеперечисленное, то все, что ему предстоит в жизни – это орудовать лопатой, брать больше, кидать дальше и отдыхать, пока летит.

Современный этап информационного общества выдвигает все более жесткие требования к тем, кто хочет преуспеть. Однако под маркой гуманизации образование начинает подлаживаться под дурака, точнее, балбеса, который всю эту науку в гробу видел.

Сейчас многие люди, считающие себя особо прогрессивными, в качестве примера удачных школ ставят те, в которых детей, фактически, развлекают. Типа главное – это не пичкать детей сухими знаниями, а развивать их творческие способности. Увы, но ничто не ново под луной, подобных проектов «творческих школ» было много и все они с треском проваливались. Наиболее известными для отечественного читателя будет, наверно, «Дальтон-план» - прогрессивная система творческого школьного обучения, введенная вскоре после революции. Однако большевики оказались поумнее Минобра и, посмотрев на результаты, быстро вернулись к схеме гимназического образования, заменив лишь некоторые предметы типа латыни на более востребованные. Если уж совсем точно – некоторые «творческие школы» работают очень даже неплохо, но лишь потому, что ухитряются получить отличное финансирование и организационные льготы, из-за чего они резко сокращают размер классов, привлекают для работы в качестве учителей всяких интересных личностей и пр. Увы, но «оптимизация» школ с увеличением размера классов и нагрузки на учителя убивает даже намеки на творчество.

Под маркой гуманизации школьного образования проводятся и всякие другие интересные проекты, однако если присмотреться, то виден их главный мотив – сокращение финансирования. В прежние времена для детей с физическими или психическими проблемами было организовано специальное образование. Сейчас заявлено, что это их унижает, и такие дети распиханы по обычным классом. Реально плохо всем. Плохо детям с проблемам, так как их уже учат по общей программе, в обычных больших классах, без использования специалистов и без тех занятий, которые помогут им компенсироваться. Например, во времена советской власти для детей с вялыми параличами после полиомиелита были созданы специальные интернаты. О них, к примеру, писала Мария Арбатова, которая сама училась в одном из них, в Москве на открытом шоссе. Заведение малоприятное, детям, конечно, было бы приятнее в школе, но – их там реально реабилитировали. За ними был специальный медицинский уход, в частности, им делали вовремя реконструктивные операции, у них была очень суровая физкультура (детишки с парализованными ногами ползали на одних руках по шведским стенкам, как мартышки), но – их реабилитировали. Заодно им давали профессию бухгалтера, позволявшую работать людям с ограниченной подвижностью. Плохо и другим ученикам, которым «особенные дети» мешают учиться.

И тут нужно упомянуть еще одну составляющую плана гуманизации образования – отношения к детям как к сверхценным людям.

Суровая дисциплина с принуждением, характерная для классической школы, сейчас критикуется как система, унижающая человеческое достоинство. Конечно, это нехорошо, унижать и принуждать людей делать что-то против их воли, однако вопрос – можно ли детей считать людьми?

В «классической» традиции дети полноценными людьми не считались. Их статус был примерно такой же, как у рабов, Они находились во власти старшего члена семьи, который, однако, должен был следить за тем, чтобы они были сыты, обуты-одеты и получили образование и ремесло, позволяющее им далее прокормиться. Поэтому глава семьи не просто мог – он был обязан заставить детей делать то, что (с его точки зрения) пойдет им на пользу.

Современный подход к детям несколько иной. Современный ребенок с момента рождения является полноправным гражданином. Точнее – сверхправным гражданином, так как у несовершеннолетних есть дополнительные права. При этом у детей нет обязанностей.

В результате мы приходим к противоречию. Современный ребенок по закону является полноценной свободной личностью, которую нельзя ни заставлять, ни принуждать делать то, что эта личность не хочет, причем никаких обязанностей у ребенка нет. При этом в силу неразумности буквальное следование этой законодательной норме приведет к неизбежной смерти ребенка, обожравшегося мороженым или усевшегося играть на трамвайных путях. В результате мы имеем коллизию между абстрактным гуманизмом, закрепленным законодательно, и суровым практическим реализмом, опирающимся на многовековую практику. А все родители и все воспитатели, если буквально выполнять существующее законодательство, должны быть немедленно посажены.

Источник