Информационная война против России: откуда исходят удары

Ни для кого не секрет, что средства массовой информации – инструмент управления сознанием человека, следовательно, – обществом.  

14 ноября прошлого года Президент России Владимир Путин в интервью журналистам ИТАР­-ТАСС затронул тему реформирования МВФ. Он сказал, что на саммите «Большой двадцатки» были приняты конкретные решения о повышении квот развивающихся стран в Международном валютном фонде, но Соединенные Штаты их заблокировали. В данном случае нас интересует не вопрос МВФ и его реформирования. Президент Путин обратил внимание на то, что обструкционистская политика США в отношении Фонда блокируется мировыми средствами массовой информации, в которых США занимают монопольные позиции. Вот его слова: «Спекулируя на своей монополии в мировых средствах массовой информации, эту информацию заглушают, её уже, вроде, нет».

Ни для кого не секрет, что средства массовой информации – инструмент управления сознанием человека, следовательно, – обществом. Тем более возрастает роль этого инструмента в моменты обострения международной обстановки. Тогда это уже не просто инструмент. Это уже оружие. Оружие информационной войны. Уже почти год Вашингтон ведет необъявленную войну против России.

В мировых и российских СМИ достаточно много внимания уделяется вопросам экономических санкций против России, военным, политическим и дипломатическим маневрам Запада для усиления давления на нашу страну. Но при этом очень мало говорится об организаторах, координаторах и исполнителях информационной войны. Очевидно, что всех им можно назвать мировыми СМИ, которые монополизированы Соединенными Штатами. Но ведь это тысячи и тысячи журналов и газет, сети распространения печатных изданий, не поддающееся оценке бесчисленное количество электронных изданий, сотни информационных агентств, тысячи телевизионных и радиовещательных компаний, рекламный бизнес (он уже почти полностью интегрировался со СМИ), бизнес в сфере интернета, телекоммуникации, киноиндустрия и кинопрокат (кино уже давно перестало быть искусством, все более приобретает признаки СМИ) и т.д. Попробуем дать максимально укрупненную картину той самой мировой информационной монополии, о которой сказал Путин.

Сферу медийного бизнеса США на сегодняшний день контролирует всего пять мега-корпораций, или сверхмонополий. Фактически это холдинги, под контролем каждого из них находятся десятки и сотни корпораций и фирм.

В Соединённых Штатах любят поучать другие страны по поводу нарушения прав человека и недостатка демократии. Поучают они и Россию за «отсутствие свободы слова». Но России никак не сравниться с США, где пять мегакорпораций контролируют 90% национальных и региональных СМИ. Между прочим, ещё три десятка лет назад 90% принадлежало пятидесяти компаниям. Уровень «свободы слова» за этот отрезок времени вырос в Америке на порядок. Да и среди оставшихся корпораций никакого разномыслия уже не осталось. Достаточно проследить за информационными сообщениями о событиях на Украине, чтобы убедиться в том, что все они врут одинаково. Это наводит на мысль о том, что над пятью медийными холдингами США есть свое «политбюро», которое дает всем медийным магнатам установки о том, что говорить, писать и показывать.

Особенно «непрозрачен» холдинг Time Warner. На слуху у всех такие имена, как Джефри Бьюкс, Ричард Парсонс, Уэйн Пэйс. Первый из них – президент и исполнительный директор, второй – председатель совета директоров, третий – финансовый директор. Но все это менеджеры. Истинных бенефициаров этого конгломерата сегодня определить чрезвычайно сложно. В свое время корпорация создавалась Бронфманом, поэтому, как некоторые полагают, владельцев надо искать среди его наследников. Называют также бывшего главу компании Джеральда Левина. Третья фигура, связанная с Time Warner, – влиятельный израильский бизнесмен Авив (Виви) Нево, который напрямую, как физическое лицо, является миноритарным акционером холдинга.

Наиболее понятна картина в отношении альянса Viacom/CBS. Там однозначно ключевой фигурой является миллиардер Самнер Редстоун, которому принадлежит 78% голосующих акций корпорации CBS. 78% голосующих (то есть позволяющих определять политику компании и назначать членов её совета директоров) акций корпорации CBS принадлежат миллиардеру Самнеру Редстоуну. Также же через National Amusements он владеет 79% голосующих акций «Виакома».

В News Corporation Семья около 39% голосующих акций принадлежит семье основателя корпорации Руперта Мердока News Corp. Еще около 7% – саудовскому принцу аль-­Валиду ибн Талалу. На банки и инвестиционные компании приходится еще около 5%. А вот 38% принадлежат неизвестным лицам: они распылены среди анонимных инвесторов. Следует иметь в виду, что держатели, имеющие менее 5% акций, по американским законам, имеют право не раскрывать информацию о себе, даже имя человека или название компании.

Примерно такая же ситуация сложилась в Comcast, которую, как считается, контролирует сын её основателя и её нынешний номинальный глава Брайан Робертс, владеющий всего 33% голосов компании.

Впрочем, за десятками и сотнями анонимных акционеров, скорее всего, скрывается всего несколько, а может быть, даже один акционер. Так намного удобнее, можно оставаться в «тени», не раскрывая имен истинных хозяев медийного бизнеса. Впрочем, судя по тому, как слаженно «поют» американские СМИ при освещении и оценке тех или иных событий, неизбежно рождается мысль, что и пять гигантских конгломератов, в свою очередь, управляются из одного центра.

Говоря об информационных конгломератах США, следует подчеркнуть, что они являются американскими лишь по юрисдикции своих головных (материнских) структур. Многие из конгломератов имеют своих «дочек» и филиалы в разных частях света.

Европейский медийный бизнес не имеет столь мощного глобального влияния, как американские информационные конгломераты. Тем не менее, в этой части также есть несколько «тяжеловесов», которые, в частности, очень активно участвуют в проведении информационной политики в отношении России. В настоящее время – участвуют в «информационной войне» против РФ.

Наиболее успешной чисто европейской медиагруппой сегодня считается германский гигант Bertelsmann SE & Co. KGaA, который с 1835 года контролируется семейством Мон. По своим экономическим параметрам (доход в 2012 году – 16,1 млрд. евро, численность сотрудников – 104000 чел.) он сопоставим с крупнейшими американскими конгломератами. Основным его активом является гигантский информационный холдинг люксембургской юрисдикции RTL Group: в нем германскому гиганту принадлежат 75,1%. RTL Group – это 53 телеканала и 28 радиостанций в Германии, Франции, Бельгии, Нидерландах, Люксембурге, Испании, Венгрии, Хорватии, а также в России. Вторым крупнейшим активом гиганта «Бертельсманн» является крупнейшее в Европе журнальное издательство Gruner + Jahr, издающее свыше 250 журналов в 30 странах мира. Среди них такие издания, как Stern и Geo. Этому же издательству принадлежит Financial Times Germany, а также 25,25% акций журнала Spiegel. Как и в случае с большинством информационных конгломератов США, обладающих недостаточной «прозрачностью», с «Бертельсманном» та же история. Непонятно, кто реально (а не формально) является конечным бенефициаром германского гиганта.

Вторую строчку в списке наиболее влиятельных массмедийных империй Европы занимает французская Vivendi S. A. (доходы в 2012 г. – 30,0 млрд. евро, число занятых 63,1 тыс. чел.). Следующей в списке европейских медиаимперий идет французская Lagard re Media (7,4 млрд. евро, 26,5 тыс. чел.). Для французских медийных гигантов также характерно отсутствие внятной картины относительно конечных бенефициаров.

Особая роль в проведении единой информационной политики Запада принадлежит информационным агентствам (ИА). Уровень монополизации отрасли ИА является запредельно высоким. Львиная доля всей информации, транслируемой в западных СМИ, приходится всего на три агентства: Reuters, Associated Press и Agence France­Presse.

Взять, например, первое из названных ИА. На всемирно известное агентство «Рейтер» работают более 14000 сотрудников в 91 стране мира, в том числе 2300 журналистов, фотокорреспондентов и видео-операторов. «Рейтер» насчитывает в общей сложности 197 бюро по всему миру. Компания – одна из старейших в медийном бизнесе, существует с середины 19 века. Принято считать, что это английская компания. Однако в 2008 году она была куплена корпорацией Thomson (хотя некоторые говорят, что это было не «приобретение», а «слияние»), после чего последняя стала называться Thomson Reuters. Новоявленная «мама» агентства «Рейтер» – американская корпорация, акции которой котируются на нью-йоркской бирже.

Мы перечислили лишь некоторых наиболее крупных участников информационной войны, развязанной Западом против России. Но это видимые участники, исполнители. Истинные организаторы, заказчики и бенефициары этой войны предпочитают находиться в надежных укрытиях, своих имен и своего местоположения не выдают.

В.Ю. Катасонов