Тезисы о сетевых войнах

1. Сетевая война – не есть война информационная. Последняя – это всего лишь продолжение государственной пропаганды, в том или ином виде существовавшей всегда и осуществляемой, в том числе через агентурные сети, на территории других государств. Сетевая война имеет прямое отношение к военно-технической сфере, т.е. является войной в прямом, а не переносном смысле этого слова. Главным оружием сетевой войны являются операции, базирующиеся на эффектах (Effects‑based operations), или операции на базе эффектов, при помощи которых, как описано в документах Государственного департамента обороны США, формируются «модели поведения друзей, нейтральных сил и врагов в ситуации мира, кризиса и войны».

2. Сетевые войны – это войны эпохи постмодерна. В традиционном обществе военные победы одерживались большим войском против войска малого, оставляя место на поле брани героизму и смекалке полководцев. В эпоху модерна война превратилась в гонку вооружений и соревнованию экономик противоборствующих сторон. Победы в этих войнах одерживали страны - промышленные гиганты с развитым военно-техническим комплексом. В последние 20 лет (наступивший информационный век) побеждают те, кто контролирует виртуальное пространство, практически не применяя танки и пехоту. Чтобы понять теорию сетевых войн – нужно понять структуру постмодерна.

3. Теория сетевых войн была разработана американскими стратегами (Уильям Оуренс, Артур Сибровски, Дэвид Альбертс и др.) с целью тотального контроля и управления мировыми процессами в интересах США. Поэтому сетевые войны ведутся не только против врагов в лице России, Северной Кореи и социалистических стран Латинской Америки, но и против союзников – ЕС, Ближнего Востока, Тихоокеанского региона. Цель сетевой войны – не победа над противником, а управляемый хаос. Сетевые войны применялись на практике в форме цветных революций на постсоветском пространстве. Элементами американской сети в них выступали НКО, общественные организации, молодёжные движения и отдельные политики, перешедшие на сторону оппозиции легитимному правительству.

4. Само понятие сети – сугубо информационное. В сети отсутствует фиксированная иерархия. Сетевые войны ведутся не явно, поэтому обыватель, как правило, видит только результат сетевой агрессии. Сеть (network) с бурлящими информационными процессами не просто существует сама по себе, но и предполагает перманентное включение (to network) в свою аморфную структуру новых сетевых узлов. Одной из главных задач сети является распространение информации на наиболее широкие пространства, вбирание в себя наибольшего количества элементов. Сеть стремится распространиться на всё мировое пространство.

5. Сетевые специалисты, как правило, являются специалистами самого широкого профиля, апеллирующие в своей работе к психологии, геополитике, социологии и тактической разведке. Причём сетевому специалисту не нужно обладать фундаментальными знаниями в этих дисциплинах, достаточно знать сетевой код, спускаемый по сети из Пентагона, понимая заданную парадигму, не погружаясь в детали. Для того чтобы сеть была эффективной, обмен информации внутри неё должен быть быстрым и лёгким.

6. Сегментами атлантистской сети в российском обществе являются: либерально ориентированная часть экспертного сообщества, часть крупного капитала, часть завязанных на крупный капитал депутатов и чиновников, СМИ, изготавливающие свою продукцию по западным шаблонам. Их действия невозможно юридически квалифицировать как преступные. Противостоять сети может только другая сеть. На данный момент Евразийское движение в России и за рубежом - это русская сетевая структура, состоящая из автономных узлов, имеющих между собой горизонтальные связи. Федеральная ставка движения определяет стратегию и подаёт сигналы активистам на местах.

7. Евразийская идеология идеально подходит для «Русской сети» и противодействия цветным революциям, как на пространстве СНГ, так и в Москве. В ходе украинского кризиса 2013-2014 годов евразийские сети на Украине и в Европе продемонстрировали свою состоятельность, включив в процесс десятки активистов, экспертов, международных наблюдателей и добровольцев со всего мира. Во-первых, евразийство является синонимом «русского мира», т.е. представляет надэтническую идентичность при сохранении самобытности всех народов, населяющих евразийское пространство. Во-вторых, евразийство в отличие от СССР 2.0 способно привлекать к себе людей с пёстрой палитрой идеологических симпатий: и социалистов, и имперцев, и умеренных националистов.

8. Принятие 5 декабря палатой представителей США «антирусской» резолюции № 758 «О резком осуждении действий Российской Федерации при президенте Владимире Путине по проведению агрессивной политики против соседних стран с целью достижения политического и экономического господства» можно считать официальным объявлением России новой холодной войны. Вместе с этим в последнее время усилилась информационная война против евразийцев, лично А.Г. Дугина и всех людей, близких к евразийским структурам. Ряд очерняющих евразийство публикаций в одно и то же время вышел как в западной либеральной прессе, так и на замаскированных под патриотические российских ресурсах, что однозначно свидетельствует о начале бескомпромиссной борьбы американской сети с Евразийским проектом как самым осмысленным и последовательно антиглобалистским.

Михаил Учитель