Теория пассионарности и советский суперэтнос

Доклад с научно-практической конференции 15 апреля, прошедшей в обкоме КПРФ.

Теория пассионарности, разработанная советским историком Львом Гумилевым, изучает историю этносов. Этнос в теории рассматривается, прежде всего, как «природное явление», связанное с биосферой земли. «Этнос» – это не «общество», в котором главную роль играют социальные отношения. Этнос – это коллектив, отличающийся от других этносов стереотипом поведения и противопоставляющий себя всем другим. Стереотип поведения этноса основан на генетической и исторической памяти членов этноса и формируется под влиянием окружающей природной среды, ландшафта. Современные этносы являются народами.

Развитие этноса – этногенез, безусловно, подвержено влиянию и социальных процессов. Этногенез этноса от момента появления этноса до его угасания включает в себя несколько фаз: толчок, подъем, акматическую фазу, надлом, инерционную фазу, обскурацию… Возможна регенерация этноса (восстановление позиций этноса в этногенезе) или «досрочное» исчезновение этноса, не справившегося с историческими вызовами.

Рассматривая этнос как «природное явление», Гумилев и участников жизнедеятельности этноса делил не по социальному (классовому) критерию, а по «природному»: на пассионариев и субпассионариев (проводя между ними еще и внутреннюю классификацию). Пассионариям присуще непреодолимое внутреннее стремление к деятельности, направленной на осуществление какой-либо цели (часто иллюзорной) ради достижения которой они способны пожертвовать своей жизнью. Пассионарии обладают повышенной восприимчивостью энергии из биосферы земли. У субпассионариев, напротив, биологические инстинкты выживания развиты больше, чем готовность пожертвовать своей жизнью ради цели. Субпассионарии могли перейти в стан пассионариев, так как пассионарность заразительна.

Пассионарии играли ключевую роль при образовании новых этносов. Они во имя достижения своей цели объединяли вокруг себя людей, действовали, часто неосознанно образуя новые субэтносы, этносы с новым стереотипом поведения. Например, христианские общины, образованные пассионариями в восточной части Римской империи, стали ядром нового византийского этноса (Византийской империи). Крестьяне России, сбегавшие в южные районы страны от крепостного права, участвовали в образовании субэтноса – донского казачества.

Этносы, связанные исторической судьбой, образовывали суперэтнос. Так, в российский суперэтнос входили многие народы (этносы). Гумилев выделял древнегреческий, древнеримский, китайский, арабский, славянский, западноевропейский (христианский), индийский и другие суперэтносы.

Исследования Гумилева заканчивались началом XIX века.

Последователи Гумилева советский период истории в лучшем случае, не углубляясь в детали, рассматривают как очередной пассионарный подъем в рамках многовекового развития российского суперэтноса, который уже прошел пик своего роста. Между тем у советского периода истории были свои подъемы и спады, а советский народ претендовал войти в историю как новое этническое образование. Рассматривая советский народ как новый суперэтнос (этнос), существовавший в неведомой ранее миру экономической формации, мы можем применить к нему модель этногенеза. Это поможет нам изучить «энергетическую» динамику развития этноса, для чего теория Гумилева подходит, так как опирается на широкие исследования в этой области. При всех спорах вокруг этногенеза и его сроках, возможных уточнениях. Сейчас мы не будем касаться вопроса – существовал ли советский суперэтнос в рамках развития российского суперэтноса или отдельно.

С другой стороны, этногенез длиться по Гумилеву 1200 – 1500 лет. Но исторические «зигзаги» бывают, и вполне возможно дополнение научной теории новым материалом. Ученые отмечают – история XX века вместила в себя события, которые по своему размаху и влиянию в прошлом могли бы растянуться в веках! Советская история это хорошо продемонстрировала. Индустриализация и интенсивное влияние человека на окружающую среду в XX веке также могли серьезно отразиться на биосфере земли и связанном с нею этногенезе. Итак, давайте попробуем.

Толчком для создания нового советского этноса стала Октябрьская социалистическая революция 1917 г. Большевики, как и прочие революционеры, люди пассионарные, руководствовались хорошо известным императивом фазы толчка: «старый мир плох, мы должны изменить мир». Окончанием фазы толчка можно считать время окончания гражданской войны (1922/23 гг.), удержание большевиками власти.

В следующую фазу подъема происходит становление этноса как такового. Этот период в советском этносе можно обозначить с 1924 до конца 1940-х – начала 1950-х годов. В это время закладывался экономический (коллективизация и индустриализация), идеологический, политический, культурный, научный фундамент советского этноса. Произошло признание Советского Союза иностранными государствами. Наконец, в 1945 г. победа в Великой Отечественной войне, а после – восстановление народного хозяйства, образование блока социалистических стран, создание ядерного оружия.

Императив фазы подъема «будь тем, кем ты должен быть» значил, что каждому в системе определено свое строгое место. Общество консолидируется в едином порыве. Все слои общества в фазе подъема пронизывает жесткая ответственность. Но таково и суровое время завоевания этносом своего места под солнцем.

Фаза подъема, по моему мнению, перешла в акматическую фазу (перегрев) с ее императивом «будь самим собой» в конце 1940-х – начале 1950-х гг. В акматическую фазу этнос уже прочно стоит на ногах и пассионарии (руководители и вообще активные люди) уже хотят «пожить для себя».

Действительно, к началу 1950-х годов (с учетом появления у страны атомной бомбы и революции в Китае) Советский Союз превратился в сверхдержаву, но ситуация в стране была не безоблачной, что отчасти показал XIX съезд партии и другие события. Многие высшие руководители имели свои амбиции и уже не нуждались в вожде. Это, очевидно, понимал И.В. Сталин и его единомышленники, намечавшие серьезные политические преобразования. Прежде всего, в направлении урезания руководящих полномочий партийного аппарата и его омоложения, большей передачи власти государственным органам, Советам народных депутатов. Профессионалам своего дела! Иначе партии грозила бюрократизация, а стране застой и развал. Эти планы не реализовались. Акматическая фаза переходит в фазу надлома, если не удается переломить ситуацию. Акматическая фаза в СССР длилась с конца 1940-х – начала 1950-х годов до 1956 года.

Императив перехода от акматической фазы к надлому: «мы устали от великих». Партфункционер Н.С. Хрущев (1953 -1964 гг.), ставший у власти, реализовал настроения партийного и государственного руководства, многих в советском обществе хотевших уже «пожить для себя» именно с выгодой для партийного аппарата, еще более подмявшего под себя государственные органа власти.

Формально фаза надлома с ее императивом «только не так, как было» началась в 1956 г. с XX съезда партии и разоблачения «культа личности». По Гумилеву, фаза надлома сопровождается значительными расколами внутри этноса, что связано со снижением напряжения энергии в этносистеме. Например, в Западной Европе (христианском этносе) в эпоху надлома в XVI в. произошел раскол церкви на католическую и протестантскую. В хрущевскую эпоху крупный идеологический раскол произошел среди стран социалистического лагеря, когда волнения в Восточной Европе были подавлены советской военной силой. Разошлись пути двух крупнейших держав, СССР и Китая. Символичным стал организационный раскол (деление) партии на сельскую и городскую. Вообще же советское общество раскололось по отношению к сталинскому периоду.

В Европе на фазу надлома пришлась эпоха Возрождения с ее культурными и научными достижениями. В СССР в эту фазу происходит хрущевская «оттепель» выразившаяся в целом направлении «гуманистического» искусства. Первый человек поднялся в космос… Но эти достижения во многом объясняются тем зарядом, который этнос получил еще при предыдущей фазе подъема, только теперь энергия этноса направлена на творческую стезю, но подконтрольную в Советском Союзе партийной власти.

«Дайте жить, гады!» – таков переходный императив этноса от надлома в инерционную фазу. Это требование было применимо к последним годам руководства Н.С. Хрущева, чьи методы управления, а главное экономические результаты развития раздражали общество и отставка руководителя в 1964 г. приветствовалась всеми.

СССР при Л.И. Брежневе (1964–1982 гг.) вошел в инерционную фазу своего развития, которая также называется «мягким временем цивилизаций». Это «застойное время», о котором с благодарностью вспоминают миллионы россиян и жителей бывших советских республик. Древнеримский мыслитель Гораций подобное время в Римской империи (время императора Октавиана Августа) называл «золотой посредственностью». Это время спокойной и размеренной жизни поданных империи, граждан страны, пользующихся накопленным потенциалом и славой своих предков. Мощь государства (этноса) в это время значительно возрастает, его границы расширяются, и этнос становится цивилизацией, империей. Например, западноевропейский (христианский) этнос в свою инерционную фазу в XVII–XIX в.в. завоевал многие колонии, стал западноевропейской цивилизацией. Военная мощь СССР при Л.И. Брежневе также значительно возросла. Военное присутствие СССР наблюдалось в Европе, Азии, Африке, Латинской Америке.

В инерционной фазе есть общепринятый идеал (не редко сам правитель), к которому нужно стремиться, но нельзя превзойти (иначе накажут!). Не случайно императив этой фазы – «будь таким как я». В советскую эпоху было много героев – идеалов для подражания, часто люди простых рабочих профессий. Но в эпоху Л.И. Брежнева из него самого его окружение пыталось сделать образцовый (общепринятый) идеал для подражания. Вспомним многочисленные ордена и медали, которыми демонстративно награждали генерального секретаря КПСС.

Жизнь этноса не идет по строго заданной колее, возможна регенерация. Гумилев приводил такой пример самоорганизации (возрождения) российского этноса, под руководством Минина и Пожарского давшего отпор полякам. В советской эпохе ярким примером, по-моему, стал Ю.В. Андропов. Его действия, планы по реформированию страны широко известны. Смерть Ю.В. Андропова прервала его начинания.

Перестройка (социально-экономическое ускорение) под руководством нового генсека КПСС М.С. Горбачева (1986 – 1991 гг.) не повернула советский этнос к новому подъему, инерционная фаза продолжилась. Пожалуй, именно в горбачевскую эпоху ярко выразился этический императив фазы «самое главное человек, все для человека», совпадавший по смыслу с концепцией перестройки о «гуманном социализме» или «социализме с человеческим лицом». В противоположность прежнему советскому классовому подходу. Но Гумилев подчеркивал, что при таком этическом императиве субпассионарии постепенно начинают преобладать в обществе. Советская политическая система с обюрократившейся партией во главе была удобна для проникновения субпассионариев во власть.

При М.С. Горбачеве произошло сползание СССР к следующей фазе – обскурации этноса. Переходный императив «не будь ты моим благодетелем!» выражал к концу перестройки отношение людей к руководству партии и лично к генсеку КПСС.

В обскурацию, которая формально в советском этносе началась в 1991 г., осмеиваются все прежние ценности этноса, происходит территориальное сужение сфер влияния этноса. Действительно, с начала 1990-х гг. (точнее, с конца 1980-х гг.) советские ценности подвергались коренному пересмотру, а СССР, как и весь блок социалистических стран, начал распадаться. Важным признаком обскурации является депопуляция этноса, резкое сокращение рождаемости населения и это наблюдалось с начала 1990-х гг. Попытка либералов дать толчок развитию российского этноса в либерально-демократическом направлении провалилась.

Если использовать теорию Гумилева в таком плане, то, похоже, мы преемники советского этноса по основным характеристикам фаз (демографии, мощи страны, ценностным ориентирам) продолжаем жить в фазе обскурации.

Фаза обскурации обычно является последней для цивилизаций. После этой фазы цивилизация начинает рушиться, хотя этнос еще продолжает некоторое время существовать с другими поведенческими императивами. Но, безусловно, современный исторический опыт, накопленные знания, дают основания полагать, что исправить ситуацию можно.

Таким образом, советский этнос имел огромный, полностью не израсходованный временной потенциал существования. Этнос за короткий исторический промежуток добился многого, и исчезновение советского государства довольно убедительно объясняется историками с позиций экономических, политических идеологических причин. Лев Гумилев подчеркивал, что его теория дополняет социальную историю (марксизм), имея другой предмет исследования.

Теория пассионарности в отношении советского периода истории, при всех возможных спорах, уточнениях, наверное, заслуживает своего внимания. Дело историков, обществоведов уметь использовать полученную информацию.

Анатолий Башелханов, кандидат исторических наук, г. Иркутск